Новости проекта
Подписывайтесь на нас ВКонтакте!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 36 человек

Ветераны Великой Отечественной войны

Дата: 18 мая 2017 в 22:31, Обновлено 19 мая 2017 в 12:10
Из воспоминаний ветерана войны Мельниковой Марии Яковлевны.
   Родилась в 1929г. 24 июня в г. Лепель Витебской области, русская. Мать была учительница, отец – кадровый офицер. В 1936г. пошла в школу. В 1939г. во время воссоединения Западной Белоруссии с Восточной отца перевели в г. Гродно и мы переехали туда жить. В 1941г. отца перевели на границу в  г.Граево  (сейчас Граево находится в Польше). В конце мая 1941г. мы приехали в Граево. В первых числах июня 1941г. меня и моего брата (1934г.р.). отправили в пионерский лагерь для детей военнослужащих в Осовец, а 22 июня началась война.  Это было что-то ужасное, страшное! Всюду гремело, горело, трещало. Мы, дети, залезли под кровати и кричали, плакали. В бараке от взрывной волны вылетели окна, был ощутим едкий запах гари, мы задыхались. Потом всё стихло, только иногда были слышны винтовочные и автоматические выстрелы. От крика мы обессилели, мы уже не кричали, а просто скулили как щенята. Потом к нам пришла воспитательница, она была ранена в руку. Она нас успокоила, и мы вышли из барака. Лагерь свой мы не узнали. Всё разбомбили, всё горело, остался только наш барак и столовая. Везде валялись детские и взрослые трупы. Это было так непривычно, так страшно, но когда мы увидали семилетнюю Леночку Соловьёву без головы (голова валялась далеко от туловища с большими голубыми бантами) нас всех охватил такой страх, что мы снова сбились в кучу и на разные голоса кричали: «Мама»! Через несколько дней мы примкнули к беженцам и пошли в сторону Минска.  К августу мы добрались до Волковыска. Там в бараке для беженцев мы с братом нашли свою маму. Нашей радости не было предела! В этом бараке беженцы отдыхали, потом снова продолжали свой путь. В одну из ночей кто-то крикнул: «Облава!». Рядом с нами на полу лежал мужчина в гражданской форме, раненный в ногу. Он позвал мою маму и сказал: «Для знакомства нет времени, я майор, при мне партийный билет, если немцы обнаружат – меня расстреляют». Мама быстро схватила его документы, положила туда и свой партийный билет, привязала мне на живот и сказала: !Иди на выход, скажи, что болит живот» (на детей тогда ещё немцы не обращали внимания). Меня немец пропустил. Была ночь. Шёл дождь. Я очень боялась темноты, но назад в барак мне возвращаться было нельзя. Я всю ночь пролежала в картофельной ботве. В бараке слышны были выстрелы, крики. Утром меня нашла мама.  В бараке мы прожили, пока не зажила нога у майора. Потом вместе с майором пошли в сторону Минска. В Минск мы пришли осенью. Остановились за Минском в 14-ти км, по шоссе Минск- Москва в д. Королев Стан, в заброшенной избушке, возле леса. Майор часто куда-то уходил, о чём-то шептался с мамой. Однажды мы пошли за грибами. Набрали два ведра, а назавтра майор мне сказал, что я уже взрослая, первое боевое крещение я уже получила, когда прятала документы, а теперь надо отнести грибы в Минск на базар, стать недалеко от входа. Ко мне подойдут и спросят или продаю. Надо ответить, что продаю на марки. Вопрос: «А на платок поменяешь?» Ответ: «Дайте посмотреть». Если на краю платка будет грязное пятно, сказать «Ладно, постираю». То, что мне скажут, надо запомнить и передать майору. Так я ходила да самых заморозков, пороли были разные, и люди были разные. С кем был связан майор я не знала, спрашивать не положено. Всю зиму 1941-1942гг. просидела дома (не во что было обуться и одеться). С наступлением весны 1942г. я снова стала ходить в Минск. Однажды я несла сводку информбюро. Мне надо было её передать. Всё обошлось благополучно, сводку я передала. Я уже хотела уходить, как услышала крик: «Облава!». Обычно во время облавы хватали молодёжь или подозрительных. Я этого не боялась, мне ещё было 13 лет. Таких немцы не хватали. Я смело пошла на выход, но меня тут же схватили и потащили к машине. Там уже было много детей. Нас привезли в какой-то госпиталь и брали у нас кровь, потом нас волоком тащили и бросали в сарай. Там мы были до следующего утра. Утром немец открыл сарай, всем приказал встать. Но больше половины детей за ночь умерли. Помогая друг другу, мы стали подниматься и выходить. Кто подняться не мог, немец подходил и стрелял в голову. У выхода другой немец давал нам по кирпичику хлеба и по пачке сигарет. У меня хватило сил выйти за ворота, там я упала. Добрые люди меня подхватили и унесли. Через несколько дней я вернулась домой. Осенью майор сказал: «Сегодня ночью мы уходим в отряд. Мы уже на подозрении». Ночью партизаны разгромили гарнизон и на обратном пути забрали нас. Так я узнала. Что мы работали на бригаду дяди Коли. В отряде меня жалели, на задания ходила в крайнем случае. В 1944г. во время последней блокады я попала в плен. Пригнали в г. Борисов. Всех пленных загнали в вагоны и повезли в Германию. Мне уже к этому времени было 15 лет. В Белостоке я бежала с эшелона. А через несколько месяцев нас освободили наши войска. Когда освободили Гродно, меня определили в гродненский детский дом, который находился по улице Держинского. Потом я работала ткачихой на тонкосуконном комбинате. По комсомольской путёвке я поехала на стройку в КФССР. Там я вышла замуж, родила сына Сашу. В 1957г. переехала на Сахалин. В 1959г. переехали в Хабаровский край. Работала в клубе. В 1960г. родилась дочь Таня. В 1964г. переехали в гродненский р-н. Закончила Гродненский КПУ. С 1984г. – на пенсии. У меня есть внук Денис и внучка Таня.

Умерла Мельникова М. Я. – в Гроднеском р-не д. Новосёлки в 1991г.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.